Многоговорки продолжаем работать над дикцией - Упражнения - Школа Красноречия Александры Казакевич
Limon Tour World Guide Tranzito DriveZona

    +38 067 482 22 07

+38 048 706 48 38

 

images 2Работа над дикцией никогда не теряет своей актуальности. Совсем недавно я предлагала Вам поработать со скороговорками. В этот раз я расскажу о том,  с помощью чего еще можно улучшить Вашу дикцию. Речь пойдет о  МНОГОГОВОРКАХ.
Многоговорка — это рассказ, сложенный из простых скороговорок, объединенных между собой по смыслу. Они могут быть различны по объему: от нескольких предложений до огромных тексов. Начинайте с простых, и постепенно, по мере освоения, переходите к более сложным.

Вы можете и сами придумать многоговорку для себя, чтобы она содержала те звукосочетания, над которыми необходимо работать именно Вам.

Ну, что ж... Желаю успехов! :)

  • Дело было вечером, делать было нечего. Расчувствовавшаяся вавилонка Варвара расчувствовала нерасчувствовавшегося Вавилу, а развеселившиеся миссис и мистер Уксусы развеселили неразвеселившегося суслика. Но мистер и миссис Уксусы не знали, что расчувствовавшаяся вавилонка Варвара расчувствовала нерасчувствовавшегося вавилонца Вавилу. Но когда они всетретились, то рассказали это друг другу. Но вдруг пришел прокоп кипятить свой укроп. А портной Пото и портниха Пото стали играть в лото. Дело было вечером, делать было нечего.

     

  • Шла Саша по шоссе. Навстречу ей шел шофер по шоссе, тащил шину для машины. Шофер испачкался, стал черным, как чертенок. Саша шофера увидала, обомлела, слова сказать не может, только: тит! тэт! тат! тот! тут! тыт! А потом, когда узнала его, все ему рассказала. Рассказала, что на дворе трава, на траве дрова, что бомбардир бомбардировал Бранденбург, что всех скороговорок не перескороговоришь, не перевыскороговоришь. Саша болтала, болтала, да так и не выболтала, а шофер сел, онемел и заснул.

     

  • Языком не расскажешь, так и пальцем не растычешь. Нечего руками рассуждать, коли Бог ума не дал. Речь умом красна, а если язык шепеляв, то и поговори скороговорочку за скороговорочкой: тридцать три корабля лавировали, лавировали, да не вылавировали; у нас на дворе-подворье погода размокропогодилась; сшит колпак не по-колпаковски, вылит колокол не по-колоколовски, надо колпак переколпаковать, перевыколпаковать, надо колокол переколоколовать, перевыколоколовать, надо все скороговорки перескороговорить, перевыскороговорить, и тогда так заговоришь, словно реченька зажурчишь.

     

  • От топота копыт пыль по полю летит. То послали Сеню с донесеньем. Голова у Сени с лукошко, а ума ни крошки. Доскакать доскакал, да все не так рассказал: рассказал, что не тридцать три корабля лавировали, лавировали, да не вылавировали, что Прокоп не варил свой укроп, а съел у Малаши всю сыворотку из-под простокваши да еще пирог с грибами, чтоб держать язык за зубами. Прокоп-то держал, а Сеня все болтал да болтал, да и вздремнул. Вздремнуть не вздремнул, всхрапнул, да и присвистнул.

     

  • Я ему по секрету, а он по всему свету, что на улице медовик, мне не до медовика, что на улице деготник, мне не до деготника, не до деготниковой жены, не до деготниковых детей. Так вот скажет друг дружке, а дружка подружке, а подружка борову, а боров всему городу — язык от лжи не краснеет, и без того красный, а только береги честь смолоду: один раз соврешь — в другой не поверят; ведь коли врун, так и обманщик, а обманщик, так и плут, а плут, так и мошенник, а мошенник, так и вор.

     

  • Слева ленится левша, справа празднует правша, а посерёдке четырнадцать черненьких чумазеньких чертёнка чертят чёрными чернилами квадрат. Один из них ёжился, подъёживался у ёлки, да напоролся на иголки, другой полетел к опушке, где сидели 444 старушки – все большие болтушки, уселся на пригорке, где стояли два дровосека, два дроворуба, два дровокола и пили пунш, заедая пилюлями. А на ярмарочной площади колдун в колпаке колдовал, переколдовывал, выколдовывал, перевыколдовал колпак, да не довыколдовывал-обколдовывал не поколпаковски, надо его переколпаковать, перевыколпаковать, пока переколоколованные колокола на колокольне не проколоколят колоколование, а с последним звонком и закрывается наша ярмарка.

     

  • На ярмарке марками замаскировывали маркеры, продажа, перераспродажа, перевыпродажа которых наказуема казнью, которую вершит бомбардир Брехт, разбомбардировавший Братск, Брно и Бранденбург. Милиционер по миллиметру мерял малярные вёдра, когда рапортовавший, да недорапортовавший, дорапортовывавший, да зарапортовавшийся комиссар Назар с корзиной (где лежали бузина, резина, три литра бензина, верзила, мазила и зубр) спозаранку вприпрыжку пошёл на базар покупать шикарную шиншилловую шубу в шестьдесят шесть шиллингов, но наткнулся на шумную шашлычную, где шестнадцать шокированных шведов болтали с Ларькой про Варьку, про подполковника, про подполковницу, про подпоручика, про подпоручицу, а про прапорщика она лавировала, лавировала, да выболтала, что нашли его акклиматизировавшимся в бесперспективном конституционном Константинополе, что на горке-на пригорке стоят 33 Егорки, что у Як Цидрак Цидрони и Ципи Дрипи Лимпомпони родился Мао Дзедун, что рано утром на рассвете чижик в чаще чушь чирикает, что на дворе вдовы Варвары два вора дрова переворовали. А в это время Франц Францевич Чердакдыгин балотировался, перебалотировался, да не перевыбалотировался в «Союз купцов» канонизированный каталицизмом. А в «Союзе купцов» было много молодцов: купец из Алжира, чуть чего, Тютчева читает, купец из Брянска балуется барышнями, купец из Феодосии продаёт фуфайки, подаренные Фефёле Фофаном, а Фофану Глебом, Глебу Климом, Климу Провом, а Прову Фролом.

     

  • Истерически разнервничавшегося конституционалиста Константина Константиновича Константинова нашли протрезвившимся в революционно-конституционном Константинополе и с проявившимся достоинством изобретающим усовершенствованный маневрирующий-регулирующий, вздрагивающе-протягивающий, тонизирующе-анализирующий, вмешивающий, свешивающий, естественно елейный, языково-ехидный пылепневмомешковыколачиватель, ввёрнутый вволю ввысь ввиду происшествия, произошедшего в прошлый четверг, четвертого числа, в четыре с четвертью часа, когда четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка, три красных-распрекрасных поросёнка, двести двадцать два леща, собравшись вместе, трепеща, укомплектовывали, закольцовывали, заковывали, утрамбовывали вспомогательно-воспроизведённую, спровоцировано-сбалансированную, всемирно-вспаханную, всецело-повсеместную рубоглазовыковыривательницу с переподвыподвертом, которую впоследствии впопыхах, впотьмах взаправду выкрал то ли Карл, а то ли Клара, то ли Лавр, а то ли Лара, то ли Фофан-в-землю-вкопан, то ли Мило-мыло-мыла, в общем, выкрали, не видя, что за ними наблюдают три японца: Як, Як Цидрак, Як Цидрак  Цидрак Цидрони; три японки: Ципи, Ципи Дрипи, Ципи Дрипи Лимпомпони; их японские детишки: Шах, Шах Шахмат, Шах Шахмат Шахмат Шахмони и, конечно, командир – друг подполковника и подполковницы, подпоручика и подпоручицы, дровокола, дроворуба, дровосека, дровоноса, дровопила, дрововоза, ввёзшего дрова на двор вдовы Варвары, которые впоследствии два вора своровали, водолаза, везущего воду из-под водопровода, Феофана Митрофаныча, трёх сынов Феофанычей, трёх дочек, восьми внучек, двух правнучек плакучих, Сенек, Санек, Сонек в санках, Франца Францевича – панка, Милы, Нилы, Клима, Фрола, Прова, Глеба да Прасковьи; наблюдают и приговаривают, выговаривают и приговаривают, что не тот, товарищи, товарищу товарищ, кто без товарища товарищу  товарищ, а тот, товарищи, товарищу товарищ, кто без товарища товарищу товарищ, что лучше вода у друга, чем мёд у врага, что сказано – не доказано, надо сделать, что не всё золото, что блестит, что попытка не пытка, а пытка не попытка, что с кем хлеб-соль водишь, на того и походишь, что дело в руках и хлеб в устах, что как аукнется, так и откликнется, что не сиди сложа руки, так и не будет скуки, что хозяин добр и дом хорош, хозяин худ и в доме то ж, что молодец против овец, а против молодца – сам овца, что береги нос в большой мороз, что без дела жить – только небо коптить, что труд человека кормит, а лень портит, что в тесноте, да не в обиде, что делу время потехе час, что держи ноги в тепле, а голову в холоде, что что посеешь, то и пожнёшь, что дружба дружбой, а служба службой, что есть то есть, да не про вашу честь, что всех скороговорок не перескороговоришь, не перевыскороговоришь.

     

  • В четверг четвертого числа в четыре с четвертью часа лигурийский регулировщик регулировал в Лигурии, но тридцать три корабля лавировали, лавировали, да так и не вылавировали, а потом протокол про протокол протоколом запротоколировал, как интервьюером интервьюируемый лигурийский регулировщик речисто, да не чисто рапортовал, да не дорапортовал дорапортовывал да так зарапортовался про размокропогодившуюся погоду что, дабы инцидент не стал претендентом на судебный прецедент, лигурийский регулировщик акклиматизировался в неконституционном Константинополе, где хохлатые хохотушки хохотом хохотали и кричали турке, который начерно обкурен трубкой: не кури, турка, трубку, купи лучше кипу пик, лучше пик кипу купи, а то придет бомбардир из Бранденбурга — бомбами забомбардирует за то, что некто чернорылый у него полдвора рылом изрыл, вырыл и подрыл; но на самом деле турка не был в деле, да и Клара к крале в то время кралась к ларю, пока Карл у Клары крал кораллы, за что Клара у Карла украла кларнет, а потом на дворе деготниковой вдовы Варвары два этих вора дрова воровали; но грех — не смех — не уложить в орех: о Кларе с Карлом во мраке все раки шумели в драке, — вот и не до бомбардира ворам было, но и не до деготниковой вдовы, и не до деготниковых детей; зато рассердившаяся вдова убрала в сарай дрова: раз дрова, два дрова, три дрова — не вместились все дрова, и два дровосека, два- дровокола-дроворуба для расчувствовавшейся Варвары выдворили дрова вширь двора обратно на дровяной двор, где цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла; цыпленок же цапли цепко цеплялся за цепь; молодец против овец, а против молодца сам овца, которой носит Сеня сено в сани, потом везет Сеньку, Соньку с Санькой на санках: санки- скок, Сеньку- в бок, Соньку- в лоб, все- в сугроб, а Сашка только шапкой шишки сшиб, затем по шоссе Саша пошел, саше на шоссе Саша нашел; Сонька же — Сашкина подружка шла по шоссе и сосала сушку, да притом у Соньки-вертушки во рту еще и три ватрушки — аккурат в медовик, но ей не до медовика — Сонька и с ватрушками во рту. пономаря перепономарит, — перевыпономарит: жужжит,как жужелица, жужжит, да кружится: была у Фрола — Фролу на Лавра наврала, пойдет к Лавру на Фрола Лавру наврет, что — вахмистр с вахмистршей, ротмистр с ротмистршей, что у ужа — ужата, а у ежа- ежата, а у него высокопоставленный гость унес трость, и вскоре опять пять ребят съели пять опят с полчетвертью четверика чечевицы без червоточины, и тысячу шестьсот шестьдесят шесть пирогов с творогом из сыворотки из-под простокваши, — о всем о том около кола колокола звоном раззванивали, да так, что даже Константин констатировал: как все колокола не переколоколовать, не перевыколоколовать, так и всех скороговорок не перескороговорить, не перевыскороговорить; но попытка — не пытка.

     

vk  fb  you t 

book

sert